| Интервью №8. Артур Шестериков


|
Интервью №8. Артур Шестериков

Артур Шестериков — первый солист Национального театра оперы и балета Нидерландов. До переезда он закончил Пермское государственное хореографическое училище, входящее в тройку лучших балетных школ России. Мы встретились с Артуром, чтобы обсудить, как ему удалось добиться такого успеха, обрел ли он здесь дом и почему не хотел бы отдавать сына в балет.

Про балет и родителей

| Артур, как вы попали в балет?

Я потомственный артист. Родители мои — мама и папа — танцевали в Пермском театре оперы и балета, там же они учились до этого. Окончив училище в Перми, они поженились, через год появился я. Когда мне было 10 лет, они решили попробовать меня в балете и привели на проверку в Пермское хореографическое училище. Но они меня не сразу туда хотели отдать, сначала пробовали в математическую школу и в школу с уклоном на изучение французского языка. Что странно, хотя у меня всегда по алгебре и математике были хорошие оценки, но меня туда не взяли.

| То есть до десяти лет вы не занимались хореографией, но в училище вас взяли с первого раза? Уточняю, потому что меня отдали в хореографию в 6 лет.

Да. У меня, в принципе, данные были не супер, но достаточные для того, чтобы поступить. В первых классах у меня довольно хорошие были оценки. Потом, наверное, из-за переходного возраста, мне надоело учиться балету. Захотелось играть в большой теннис, ни с того ни с сего. Но было уже поздно, понятно, я играл для себя. Потом мне вдруг захотелось учиться экономике. Но балет я не бросил, доучился, выпустился с «красным» дипломом.

| Какие предметы включает диплом хореографического училища?

Там почти все, как в общеобразовательной школе, плюс специальные: классический танец — это самый главный, который идет каждый день по полтора часа, характерный танец — где-то два раза в неделю по полтора часа с девочками. Историко-бытовой его еще называют, там уклон в сторону интернациональных народных танцев, есть испанские, русские, венгерские, и так далее. Еще были дуэтный, исторический танец и мастерство актера.

| Насколько интенсивным было расписание?

Мы начинали в девять и заканчивали… в шесть, насколько я помню. Педагогов не так много, каждый работает с разными классами. Огромное количество человек учится, поэтому нужны студии. То есть распределяли балетные классы в течение всего дня в разных студиях для каждой группы, исходя из того, насколько большая группа, мальчики отдельно, девочки отдельно. В общем, очень сложное расписание. И еще часто дети из училища участвуют в спектаклях в театре, например, в «Спящей красавице». Поэтому плюс к учебе еще иногда бывали репетиции.

| А в каком возрасте вы попали первый раз на сцену театра?

Вообще, мне, наверное, было 4 или 5, когда я вышел на сцену случайно. Я стоял за кулисами, ждал маму, а когда спектакль закончился и занавес закрылся, я просто пошел к ней. Не знаю, почему, ведь обычно потом занавес снова открывается и артисты кланяются. Так что я вышел — и тут занавес снова открылся! Зрители очень интересно отреагировали тогда. А первый раз танцевал я в 11 лет, вальс в той же «Спящей красавице».
Я не буду уговаривать сына поступить в училище и стать артистом балета, это точно. Полная свобода выбора, чем он хочет заняться, тем пусть и занимается. Но если скажет: «Хочу в балет», — пожалуйста, я не буду против этого тоже.

| В одном из интервью вы говорили, что балет не был вашим выбором, его за вас сделали ваши родители. Сложно ли было поддаться их выбору?

Я думаю, балетные родители всегда так долго думают перед тем, как отдать свое чадо в балет. У меня есть сын, ему 4 года, и я его не буду уговаривать поступить в училище и стать артистом балета, это точно. Полная свобода выбора, чем он хочет заняться, тем пусть и занимается. Но если скажет: «Хочу в балет», — пожалуйста, я не буду против этого тоже.

| Как на вас повлияло то, что ваши родители в той же профессии, и повлияло ли вообще?

Странно, хотя мой папа — артист балета, мне балет всегда казался более женской профессией. Я думал, что когда меня приведут проверяться в училище, там будут одни девочки и я, и все. Но на самом деле было много парней, и далеко не многих взяли еще. В училище мою маму знали, потому что она была прима-балериной Пермского театра. Из-за этого мне, возможно, делали какие-то поблажки, если я провинился. Знаю, что на меня приходили старшеклассники посмотреть, как занимается сын прима-балерины. И у многих учителей, я думаю, были большие запросы ко мне. Мне это не очень нравилось, всегда нужно было поддерживать планку. Мне кажется, для психики это не очень хорошо, для детской тем более. Потом, когда я пришел в театр, мне тоже было как-то не очень комфортно работать в одном месте с родителями.

| Расскажите о том периоде и вашем участии в «Арабеске».

После учебы я поступил в тот же театр, где работали мои родители. Я даже танцевал немножко с моей мамой. Какие-то маленькие партии, в которых не нужно изображать влюбленных, скажем так, потому что это было бы странно. Я пришел туда как артист кордебалета, в первое время никаких сольных партий мне не давали. В этом плане родители не могли мне никак помочь, естественно.

| Это разве не обычное развитие карьеры?

Ну, не всегда, нет. Иногда бывает, дают сразу сольные партии танцевать. И неважно, какой у тебя там — «красный» диплом или «синий», больше смотрят на способности все равно. А мне, наверное, как раз конкурс «Арабеск» помог. Одна балерина просто предложила стать ее партнером для конкурса. Я с удовольствием согласился, и мы начали репетировать. Естественно, чем больше ты танцуешь, тем больше развиваешься. В итоге мы получили дипломы, дошли до третьего тура. Призерами не стали, но стали дипломантами, что тоже, в принципе, неплохо. И самое важное все-таки было — не получить какой-то приз, а сам процесс подготовки к конкурсу. Еще раз выйти на сцену никогда не помешает. И, думаю, после этого моя карьера пошла быстрее вверх, мне начали давать какие-то сольные партии.

| А какая была первая сольная партия? И была ли какая-то партия, которую хотелось получить?

Первая сольная партия, скорее всего, было па-де-труа в «Лебедином озере». Первая ведущая партия в полноценном балете — Принц в «Щелкунчике». Обычно все молодые артисты с нее начинают, не только в Перми, а почти во всех театрах, потому что она довольно несложная. Но это не было моей мечтой — танцевать Принца в «Щелкунчике», мне всегда хотелось чего-то более экспрессивного такого, как «Дон Кихот», или более драматического, как Ромео в «Ромео и Джульетте».

| Знаю, что вам удалось их станцевать.

Да. «Ромео и Джульетту» в Перми и потом другую версию уже в Нидерландах. Базилем в «Дон Кихоте» я стал здесь, а в Перми в этом балете станцевал другую партию. Что немножко странно, потому что в Перми меня не видели как Базиля, а здесь, наоборот, меня не видят как Эспаду. То есть, мнения начальства совершенно разные, и так часто бывает во всех театрах.
Я всегда знал, что буду здесь солистом, если захочу. Но пришлось немножко потерпеть, конечно. Через два года я получил первое повышение, и потом буквально каждые полгода меня повышали.



Артур Шестериков,
фото Ирина Волгарева



Артур Шестериков,
фото Ирина Волгарева

Про переезд и карьеру

| Переезд в Нидерланды был вашим решением или произошел спонтанно?

Мне всегда хотелось как-то поменять обстановку. Но когда я решил переехать за границу, я не ставил себе целью именно Нидерланды, просто так получилось. Я знал, что, если попаду в любой европейский театр, то будет проще потом переехать в другое место. Потому что здесь все близко, два часа — и ты в Бельгии или в Германии, три с половиной часа — и ты в Париже. А если лететь на самолете, то два часа — и в любой точке Европы, в принципе. Очень удобно, в любые выходные можно съездить и провериться в другую труппу, и если возьмут, то на следующий сезон получить контракт, переехать опять. Но так сложилось, что мне здесь все понравилось и все устроило.

| А почему Амстердам и именно этот театр оперы и балета?

Я знал о его существовании, потому что коллеги моих родителей переехали сюда ранее, довольно давно. Знал, что здесь приличная труппа с классическим и неоклассическим репертуаром. И так как с пермской труппой мы здесь гастролировали часто, у меня было время познакомиться с городом. Первый раз я был в Амстердаме просто проездом, на два дня. Немножко погулял, мне не понравилось. Может быть, еще потому, что мы жили в районе Рай, там скучно довольно, тем более тогда еще не так все было застроено. То есть, в первый раз я даже не дошел до центра, можно сказать. И потом, была зима и погода была ужасная: туман, дождь, так что они прикрепились в голове как ассоциации к городу. Но за следующие приезды мое мнение об Амстердаме поменялось. Хоть и солнце первый раз я увидел здесь, только когда я переехал. Помню этот день, когда шел с чемоданами из трамвая в свою первую квартиру в Йордане. Было лето и светило солнце!

| Расскажите, как получилось попасть в местную труппу.

Балетные классы в ней давала та же педагог-балетмейстер, которая до этого репетировала с нами в Перми. Она и предложила — я был с девушкой — нам обоим устроить просмотр с директором театра. Директор сказал, что мы ему очень понравились, и что с нами свяжутся, но этого никто не сделал в итоге. На следующий год мы опять приехали гастролировать, и та же педагог устроила новый просмотр. В этот раз директор уже предложил контракты. То есть, со второй попытки получилось, но мы даже не посылали CV свои. По закону вообще каждый артист балета должен послать секретарю свое CV, фотографии, видео, потом секретарь подает документы директору, он просматривает и дает свой ответ — нужно ли приезжать и провериться или нет, вообще, есть ли смысл.

| Каковы были впечатления о новом рабочем месте?

Меня поразила сцена. По сравнению с пермским театром, она, наверное, раза в четыре больше. И декорации, конечно, смотрятся намного массивнее, дороже, костюмы так же.

| Какая роль у вас здесь была первая?

Первая программа была современная — Ханс ван Манен, я ее учил, но я не участвовал, мне еще особо не доверяли тогда. Вторая программа была «Ромео и Джульетта», там я уже был в первом составе, но партия была совсем небольшая, я даже не помню, как она называется. Я был довольно опытный танцовщик, довольно уверенный в себе, это такое мое качество, иногда слишком, с переборами. Я всегда знал, что буду здесь солистом, если захочу. Но пришлось немножко потерпеть, конечно. Через два года я получил первое повышение, и потом буквально каждые полгода меня повышали. Четвертый или пятый сезон я уже начал как первый солист. И вот уже девять лет им являюсь.

| Это высшая категория?

Да. Ведущий солист, первый солист — во всех театрах какие-то свои категории. Самая высшая здесь — первый солист.

| Помните, как вас назначили?

Мы гастролировали с «Лебединым озером» в Эйндховене. После спектакля директор вышел на сцену, попросил у всех внимания и объявил, что я назначаюсь первым солистом. Это было неожиданно. Я знал, что к этому идет, но не знал, что это случится так. Обычно бывает иначе: где-то в феврале, в середине сезона, ты идешь к директору и обсуждаешь свои успехи, а он тебе предлагает на следующий год новый контракт, уже на ступеньку выше. Или может быть, что не предлагает. Бывает и такое. Обычно вот так повышают, а не после спектакля, как случилось со мной. После этого случая директор иногда стал так поступать и с другими артистами балета, но я был первый за очень долгое время. Не знаю, почему он вдруг решил так сделать, но было приятно.
Продолжительность карьеры на самом деле зависит от физических возможностей и внутренних ощущений. Многие артисты балета уже завершили карьеру в моем возрасте. Сейчас я до сих пор чувствую себя в форме, могу еще проработать года два.

| Как устроены будни артиста балета в Амстердаме?

Бывает по-разному, потому что зависит от репертуара, который мы танцуем, и насколько он сложный. Рабочий день официально с 10 до 18, если нет спектакля. Если есть, то с 11 до 16, и выступление начинается в 20 вечера и может закончиться уже после 23. Как первый солист, я не участвую в каждом спектакле: каждый из составов танцует два или три спектакля в программе. Артисты кордебалета обычно в каждом выступают, потому что очень большое количество людей задействовано в спектаклях, а вот солистам дают отдохнуть. Но репетируем мы почти каждый день.

| И по выходным?

Официально, опять же, в субботу мы работаем с 10 до 2 часов и воскресенье — выходной. Но в основном артисты предпочитают — с чем я не согласен, мне такая система не нравится — два выходных подряд. То есть иногда вот эти полдня складывают в один и, например, две недели будет шесть рабочих дней, а следующая — пять.

|
Надеюсь, у вас бывает отпуск.

Да, у нас три отпуска, что, кстати, довольно много по сравнению с другими балетными труппами. Летний отпуск пять недель, в начале января около 10 дней, и еще около недели в апреле или в мае, тоже зависит от расписания спектаклей. Последние годы, до коронавируса, во время отпуска я много ездил, участвуя в гала-концертах по миру или танцуя как приглашенный артист с другой труппой.

| Кстати, какими были для вас эти полтора года пандемии?

Мы, так же как и все, думали, что вот-вот и это все закончится. В какой-то момент нам сказали временно не приходить в театр. Потом каждую неделю стало выясняться, что ситуация все ухудшается. Первое время мы вообще не занимались, но потом нам доставили на дом балетные станки и кусок линолеума. И начались онлайн-уроки: педагог с пианистом приходили в театр и занятия транслировались, чтобы каждый артист мог одновременно заниматься дома под музыку. Насколько я помню, в мае нам разрешили приходить в театр, но только небольшими группами. Так мы прозанимались до отпуска, а в сентябре все-таки открыли сезон, правда, с сильно урезанным количеством зрителей. Успели провести одну программу, а ко второй все опять закрылось. Тогда театр начал делать онлайн-трансляции, но мы продолжали ходить в него и репетировать.

| А как на вас лично отразился локдаун?

Было сложно форму поддерживать, потому что дома невозможно делать все то, что доступно в студии, нужно, чтобы педагог помогал и поправлял. Физически было сложно, морально — не настолько. Тем более потому, что финансово пандемия на нас не отразилась. Хотя в других странах, например, в Америке, некоторые частные труппы просто закрылись.

| Ждете открытия нового сезона? Выход на сцену — это же самое главное для артиста.

Самое главное, да. И живую публику все же не сравнить с онлайн-стримингами. Жду, очень интересно посмотреть на тысячу человек в зале.

| В одном из интервью вы говорили, что карьера солиста балета коротка. Знаете ли вы уже, чем вы хотели бы заниматься после ее завершения?

Продолжительность карьеры на самом деле зависит от физических возможностей и внутренних ощущений. Многие артисты балета уже завершили карьеру в моем возрасте. Сейчас я до сих пор чувствую себя в форме, могу еще проработать года два. Но я это так говорю с 30 лет.

| По завершению балетной карьеры выплачивается пенсия?

В Нидерландах немного другая система. Сама пенсия начинается в том же возрасте, как и у всего населения. Но артистам балета, проработавшим 5 лет, полагается небольшая сумма, которую можно потратить, например, на переобучение или открытие бизнеса. После 10 лет работы полагается сумма больше. Есть нюансы, но в основном после 10 лет у тебя появляется бюджет, с помощью которого можно устроить свою жизнь, как закончишь танцевать. У меня есть 2 идеи. Я бы не хотел их пока озвучивать, но они связаны с балетом.
Я не сразу понял, что город в принципе очень маленький. Было непривычно, но сразу более комфортно. Не знаю, может быть, это связано с экологией и отношением людей друг к другу.

Про Амстердам и адаптацию

| Вы считаете себя интегрированным?

Да. Я получил нидерландский паспорт буквально год назад, и сейчас у меня их два, потому что моя бывшая жена была голландкой. Единственное, у меня до сих пор не все отлично с языком. Труппа интернациональная, друзей-нидерландцев у меня немного, поэтому я могу только в магазине развивать свой язык. Но перед экзаменами на интегрирование я занимался с учителем. И еще во время коронавируса было много свободного времени, поэтому я учил его самостоятельно в течение месяцев четырех.
| Легко ли было сдать экзамены?

Легко, кроме профессиональной ориентации. Когда ввели этот экзамен, еще не давали отсрочку тем, у кого есть постоянное место работы. Так что мне пришлось его сдавать, доказывать, что я могу устроиться на работу как артист балета.

| И это с учетом того, что вы уже несколько лет были первым солистом!

Да. Причем я думал, что сдал экзамен с первого раза, но оказалось, что нет. Хорошо, что к тому времени уже ввели возможность освобождения, так что в итоге я его не пересдавал.

| При переезде удивило ли что-то в местной жизни и ее устройстве?

Уют. Я не сразу понял, что город в принципе очень маленький, намного меньше, чем та же самая Пермь. Хотя Пермь даже в десятку самых больших городов России не входит. Было непривычно, но сразу более комфортно. Не знаю, может быть это связано с экологией и отношением людей друг к другу. Я бы не сказал, что здесь все очень добрые, но все равно отличаются от русского менталитета. Не важно, что думают, но хотя бы улыбаются. У меня нет планов куда-то переезжать. Тем более сейчас, когда сын пошел в школу.

| Кстати, это большая проблема многих переехавших родителей: дети все равно выучат язык в школе, а вот родители — нет.

Я поэтому и решил его подтянуть. Но, может, сын меня как раз и научит.

| Вы проживаете в Нидерландах уже 14 лет. Считаете ли вы эту страну своим домом?

В какой-то момент я стал себя чувствовать здесь дома, года через три. Понял, что это очень неплохая страна, что все устроено удобно и здесь можно спокойно жить. Я здесь прожил довольно долго и, как мне кажется, впитал в себя местную культуру и образ жизни. К погоде стал относиться как местный и тоже уже шучу по поводу дождей. Вот это все мне дает ощущение дома.

Блиц-опрос:

| Что нужно для прыжка?

Ноги.

| Классический или современный балет?

Сейчас — современный.

| Любимые места Амстердама?

Судя по количеству времени, которое я провожу здесь, это театр. Район — Риверенбюрт, привязался к нему, но по красоте — Йордан.

«

»