| Интервью №4. Азамат Исмаилов

| Интервью №4. Азамат Исмаилов

Азамат Исмаилов — финансист, семьянин, спортсмен и с 2017 года — гражданин Нидерландов. Но многим он известен в другом амплуа: как Фейсбук-блогер. Некоторые посты, написанные им, набирают тысячи лайков и репостов — собственно, так я о нем и узнала. Судя по ленте Азамата, кажется, что он успевает примерно все. Поэтому я пригласила его познакомиться и заодно стать участником серии интервью с вдохновляющими русскоязычными жителями Нидерландов.

Про жизнь и спорт

| Азамат, как вы попали в Нидерланды и чем именно здесь занимаетесь?

Я из Казахстана, родился и вырос в городе Караганда, в Советском Союзе еще —хорошо его застал и хорошо помню. С детства меня тянуло путешествовать, поэтому c начальных классов начал учить английский язык. Благодаря американским налогоплательщикам третий курс университета проучился в Америке, а после этого вернулся в Казахстан и начал работать в финансовом секторе в Big 4 («Большая четверка» — четыре крупнейших в мире сети компаний, предоставляющих аудиторские и консалтинговые услуги: Deloitte, PwC, Ernst & Young и KPMG — Прим. автора). Оттуда я ушел в британский нефтегаз, на который работал из Казахстана. А оттуда меня сманили и перевезли в 2003 году в Гаагу итальянцы. Сейчас работаю финансистом в производственной компании, которая занимается различными промышленными химическими добавками в пластик и краски. Собственно, мы с женой коллеги: она тоже финансист, но в Nike.

| Это удивительно, потому что, судя по вашей ленте в Фейсбуке, у меня сложилось впечатление, что вы — спортсмен.

Наверное, это потому, что я просто кайфую от спорта... Не то чтобы у меня с самого детства лежала душа к финансам — я больше тяготел к авиации, технике, космосу... Но в 90-е хотелось будущего попонятнее, иметь достаток и свободу, поэтому я решил пойти в финансы. Что помогло лично мне и что я советую тем, кто хочет иметь «страховку» того, что обязательно найдется работа — это профессиональная квалификация. Мы с женой получили в свое время британские присяжные степени, и это нам очень помогло с работой в Европе.

| А откуда все же любовь к спорту, конькам, велосипедам?

Я в детстве совсем немного занимался коньками, в обычной секции. Тогда это был довольно популярный спорт. После Америки я переехал в Алматы и увидел там Медео, высокогорный каток. Он в первый раз на многих оказывает сильное впечатление. Так получилось и со мной: я взял подержанные коньки и просто начал кататься. Когда мы уже переехали в Гаагу, обнаружили, что там совершенно шикарный комплекс, и я начал уже более или менее серьезно пытаться раскатываться. Тогда мне было лет тридцать.

| И сейчас вы участвуете в профессиональных соревнованиях?

Профессиональный уровень — это когда люди зарабатывают себе этим на жизнь, а я на это только трачу, причем довольно много. Но да, участвую в соревнованиях ветеранского любительского спорта — это всемирное движение, которое только набирает обороты. У меня 3 бронзовых медали Чемпионата мира по спринтерскому многоборью среди ветеранов 2016, 2018 и 2020 годов. До 2017 года я выступал от Казахстана, а в 2018 году на Чемпионате по спринтерскому многоборью в Москве — уже как нидерландец, потому что получил местное гражданство. У меня одни и те же соперники, которые переходят из одной возрастной категории в другую, я их прекрасно знаю.

| А они в прошлом спортсмены?

По-разному. Некоторые — да, но не все. Многие из них — успешные люди в самых разных областях: от партнеров юридических компаний до шеф-поваров. Но они все удивительные люди, на которых хочется равняться и из-за которых перестаешь переживать о взрослении. Сейчас я в спонсорской команде: у нас очень серьезные тренировки, по 5 в неделю, в команде 15 человек, мужчин и женщин, все старше 35. Самому старшему — 65, и он до сих пор быстрее меня пробегает 5000 метров. Для меня спорт стал классным выходом на нидерландское общество и погрузил в эту культуру.
Будучи реалистом, ты понимаешь, что это общество никогда тебя полностью не примет — да и ради бога, ничего страшного в этом нет. Задачи полностью интегрироваться не стоит. Стоит задача жить счастливо и понимать, что происходит вокруг.

| То есть спорт в вашем случае помог интегрироваться.

Можно и так сказать. Но я вообще довольно осторожно использую это слово, потому что многие рассуждают, что когда ты переезжаешь, ты никогда «там» не станешь «своим». На что я всегда говорю, что я и не пытаюсь стать «своим». Даже у моих детей такой задачи нет, хотя они и чувствуют себя полностью нидерландцами. Будучи реалистом, ты понимаешь, что это общество никогда тебя полностью не примет — да и ради бога, ничего страшного в этом нет. Задачи полностью интегрироваться не стоит. Стоит задача жить счастливо и понимать, что происходит вокруг. И спорт мне в этом хорошо помогает.

| Близка ли вам любовь голландцев к естественному и поющему льду?

Этим точно заражаешься, да. Я — один из немногих иммигрантов, которые являются членом Общества одиннадцати городов…

| Погодите, за Туром одиннадцати городов Elfstedentocht (нидерландский конькобежный марафон — Прим. автора) стоит какое-то Общество?

Да, в нем нельзя участвовать без мембершипа. И даже то, что ты в нем состоишь, не дает гарантию, что тебя допустят к марафону. Я довольно давно в него попал, по рекомендации других членов Общества — иначе никак. Не могу сказать, что любовь ко льду у меня врожденная. Но в Нидерландах много воды и, если температура достаточно низкая, вся страна превращается в одну игровую площадку! То есть, даже тот дурацкий канальчик возле дома оказывается шикарным катком. Ну, а озера... За счет того, что ветра и снега практически нет, лед получается практически идеальным — этот феномен далеко не везде имеется в природном виде. Поэтому по такому льду тебе хочется катиться и катиться.

| Успели накататься в этом четырехдневном сезоне?

Да, я выходил на лед 3 раза в день! В этот раз мы в закрытых чатах очень плотно следили за прогнозом, потому что обычно трудно предсказать, что замерзнет. Например, Амстел не замерзал 30 лет, а в этом году — замерз. Прекрасный лед еще был на Gouwzee и Braassemermeer.

| А что думаете о странных нидерландских соревнованиях типа NK Tegenwindfietsen (Национальная велосипедная гонка против ветра — Прим. автора)?

Поучаствовать в нем пока не получалось по времени, но хочется попробовать! Я с удовольствием присоединялся к Nieuwjaarsduik (первоянварский заплыв в Северном море — Прим. автора) — весело, такая толпа большая. Ежегодно я участвую в амстердамском марафоне, в Tri Amsterdam на олимпийской дистанции триатлона (это 1,5 км проплыть, 40 км проехать на велике и 10 км — пробежать) и еще в Challenge Almere-Amsterdam на половине дистанции Ironman, потому что полная дистанция — это жесть.
Когда ты экспат, компания привозит тебя на все готовенькое. То есть, тебе оплачивают дом, довольно дорогую частную школу для детей, английскую — ты как в коконе. Поэтому очень многие экспаты могут прожить долгие годы в Нидерландах, никак со страной не соприкасаясь.



Азамат Исмаилов,
фото Ирина Волгарева

Про переезд и гражданство

| Про переезд вы уже рассказали. Но, как я понимаю, Нидерланды не были заветным пунктом назначения?

Нет, вообще не были. Можно сказать, что случайно, можно сказать, что так легли звезды. В общем, нет, я не планировал, не мечтал сюда переехать. В мыслях, возможно, была Америка или Англия — традиционно, в принципе. Но случилось то, что случилось. Как известно, Нидерланды очень привлекательны для многих больших иностранных компаний за счет налогового режима, доступа к кадрам, легкодоступности всей логистики и всего прочего. Поэтому международный нефтяной консорциум, который бурил на северном Каспии, имел офис именно здесь. То есть, я сюда попал как экспат (expat или сленговое название для иностранных специалистов — Прим. автора). Но из Алматы уезжал чуть ли не с плачем.

| Не хотелось уезжать?

Нет, вообще не хотелось. То есть, мне это было интересно по разным причинам, в том числе и по политическим. Но уезжать не хотелось, потому что у меня была очень хорошая жизнь в Алматы: я руководил финансами небольшого представительства большой нефтяной компании, катался в будние дни на лыжах с утра, приходил в офис, когда Лондон выходил онлайн, у меня была отличная команда и карьера успешно развивалась тогда — было классно! Так что поехать каким-то рядовым аналитиком в Гаагу было, наверное, немножко странно, если ты мечтаешь о хорошей карьере. Алматы – просто очень шикарное место. Стоит полуторамиллионный, теперь уж, наверное, и почти двухмиллионный город, в месте с достаточно теплым климатом, и прямо из центра города видно гору в 5017 метров. Представляете, если бы Эльбрус перетащили куда-нибудь в Чертаново? Вот это Алматы! Вот город – вот гора. Супер!

| Но все равно решились. Вы все вместе, семьей переезжали?

Да, мы переехали сразу всей семьей. Причем так получилось, что жену примерно в то же время собирались перевести в Брюссель. Но мы выбрали Нидерланды, потому что просто предложение было лучше.

| Тогда адаптация здесь, наверное, проходила тяжко: ни гор тебе, ни лыж.

Я сразу понял, что я более плотно займусь коньками, это я точно знал. А горы мы компенсировали Альпами и Доломитами: бываем там один-два раза в год как минимум. Чаще всего ездим в Корвару в Доломитах, и там же проходит велосипедная гонка, то есть два раза в год так получается – лыжный отпуск плюс велогонка. Но адаптация, конечно, была. Мне было легче, супруге было тяжелее: она вдруг лишилась работы, потому что супругам кеннисмигрантов (kennismigrant или высококвалифицированный специалист – Прим. автора) не давали работать вообще. Сейчас это изменилось, но тогда было так. А мне было легче, я просто ходил на работу. Когда ты экспат, тебя компания полностью привозит на все готовенькое. То есть, тебе оплачивают дом, довольно дорогую частную школу для детей, английскую — ты как в коконе. Поэтому очень многие экспаты могут прожить долгие годы в Нидерландах, никак со страной не соприкасаясь. Восхищаясь теми или иными вещами, радуясь тому, что цветут тюльпаны в Кекенхофе, но не очень сильно понимая некоторые другие стороны, абсолютно не соприкасаясь, не изучая ни язык, ни культуру, ничего. Это был и наш случай, но я сразу начал заниматься коньками, а мой тренер не говорил по-английски.

| И язык пришлось учить из-за любви к конькам?

Ну, еще у меня плюс у самого какая-то предрасположенность к языкам есть. Я просто смотрел телевизор с субтитрами и волей-неволей начал потихонечку говорить на голландском. Но все равно я был экспатом. Экспатом же я был и в Милане, но в Италии никто не говорит по-английски. Это резко все переворачивает с ног на голову.

| То есть вы и в Италии пожили, и там выучили итальянский?

Да, туда тоже меня перевезла компания. То есть, сначала мы пожили 4 года в Гааге, потом на 4 года переехали в Италию, а потом вернулись в Нидерланды. Итальянский очень быстро выучили, потому что не было другого выбора. В Италии мы не могли понять вообще, что вокруг происходит, это Евросоюз или что. Когда ты там оказываешься не в качестве туриста, а в качестве жителя, обнаруживается, что жить довольно сложно. Например, государство раскрывается во всей красе, когда тебе просто надо получить итальянскую карточку резидентскую, а тебе ее не выдают 1,5 года. Постепенно привыкли, начали открывать для себя все плюсы жизни в Италии, которых, понятное дело, целая Вселенная. К тому же, если говоришь неплохо по-итальянски, то узнаешь страну гораздо лучше, так что мы Италию очень любим. Но когда я снова нашел работу в Нидерландах, то был очень рад.
Постепенно пришло осознание того, что я ментально гораздо ближе к этим людям, чем к казахстанцам. Так оно, может, даже и всегда было, я не знаю, как так получилось. Но когда пришло это осознание, я понял: ну да, надо подавать на паспорт.

| Возвращались, как будто домой?

Да. Как будто домой, абсолютно. Мы настолько помнили и ценили эту нашу жизнь, что даже приезжали сюда в отпуска. Из Италии. И поняли, что это место, где мы хотели бы жить и, если все будет хорошо, остаться. Так оно и произошло. И тогда я начал учить язык гораздо плотнее. Потом прошло 5 лет, и возник вопрос, готовы ли мы стать нидерландцами. Сначала думали, может быть, мы просто останемся казахстанцами, получим постоянное место жительства и будем здесь жить так же, как раньше жили, какая разница. Но постепенно, не сразу пришло осознание того, что я ментально гораздо ближе к этим людям, чем к казахстанцам. Так оно, может, даже и всегда было, я не знаю, как так получилось. Но когда пришло это осознание, я понял: ну да, надо подавать на паспорт. А для этого надо сдавать экзамены. Их я сдал очень быстро и легко: к этому времени у меня уже был довольно неплохой уровень.

| Чувствуется, что вам нравится быть подданным Королевства.

Я не скрываю, что я этим горжусь. А почему горжусь – даже не знаю.

| Классно же быть гражданином той страны, в которой хочется жить. Каждый должен иметь такую возможность.

Да. Наверное, я горжусь этим, потому что приложил к этому какие-то усилия и это произошло в результате осознанного выбора. То есть, что в принципе этот выбор у меня был. Если бы я захотел, я бы мог остаться в Америке, еще когда учился там в университете, но я этого не сделал. Если бы я захотел, я мог бы переехать в Англию, но я этого не сделал. Если бы я очень захотел, я бы попытался зацепиться за свою работу в Италии и остаться там. Но я этого тоже не захотел. Я захотел приехать сюда, мне просто гораздо ближе довольно либеральная ментальность, которая здесь вот имеется.

| Сыграло ли роль то, что во второй раз вы именно в Амстердам приехали? В одном из постов вы написали, что Амстердам – лучший город Земли, что лучше города нет.

Ну, это скорее шутка, потому что в Нидерландах практически каждый про свой дом говорит, что это самый лучший район в стране. Я кого ни спрошу, все говорят: «Я вот в этом месте живу – просто супер!». И это реально так, потому что в Нидерландах есть шикарный фактор, который мне очень нравится, – это мощнейшая децентрализация. То есть, ты не привязан к центру. А децентрализация, между прочим, дается далеко не всем. Например, если мы берем золотоордынское устройство государства, типа автократии восточных стран вроде России, Казахстана или, не дай боже, Туркменистана, то все привязаны к столице, потому что хан находится там, и все привратники должны быть как можно ближе к хану. Но то же самое относится и к Англии, несмотря на то, что это никак не автократия. Лондон сильно доминирует, и за его пределами с работой все довольно кисло. А здесь этого нет по трем причинам. Во-первых, отличная децентрализация. Во-вторых, сама концепция того, что ты имеешь право жить в любой точке страны и при этом работать в любой другой точке страны, а работодатель чуть ли не обязан возместить тебе все расходы на то, что ты должен добираться из дома до офиса. В-третьих, это одна из самых лучших в мире инфраструктур. То есть, где бы ты ни жил, хоть в Амстердаме, хоть на границе с Германией, хоть в Маастрихте – в любом месте страны у тебя будет доступ к любым необходимым благам цивилизации. Где-то неподалеку у тебя обязательно будет неплохой торговый центр, развитые спортивные сооружения, национальный парк. То есть у тебя будет возможность заниматься спортом, гулять, водить детей в хорошую школу или детский сад.

| Но при этом вы остаетесь в Амстердаме.

Сейчас, в связи с работой из дома и не только, все чаще встает вопрос, а не переехать ли нам куда-нибудь чуть подальше, в тот же Алмере. Мне нравятся к тому же большие дома: я хочу свой тренажерный зал, гараж, свой офис, вид на озеро, много солнечных панелей… Я много чего хочу. Но некоторые школы все же «равнее» других: в амстердамских преподают гораздо круче, поэтому дети будут иметь более качественное образование. Мы за это пока что зацепились: пока они не пойдут в университет – мы здесь.
Если ты ищешь справедливого общества, то, получается, ты его уже нашел. Вот люди стремились к справедливости, искали ее, убивали друг друга, а здесь, в принципе, постепенно все пришло к тому, что это случилось.

Про блогерство и справедливость

| А как вы к пришли к блогерству в Фейсбуке? Сейчас у вас больше 3 тысяч друзей кто все эти люди?

Меня на Фейсбук затащили мои итальянские друзья, и по началу он был просто для спорта. Прикольно смотреть старую ленту, потому что там у меня в основном все по-итальянски, вообще никаких френдов, никакой аудитории, какие-то посты кому-то. Но чем больше я писал про Нидерланды, про страну, которая мне интересна, тем больше находился отклик в Казахстане, естественно, а также в России и Украине. Несколько постов начали шастать по всему интернету и пошли вот эти лавины добавления в друзья с каких-то разных регионов. И ты смотришь – вот у тебя Молдова пошла – видать, где-то там расшарили.

| Видела, что вы недавно завели и ютьюб-канал!

Да, у меня есть несколько идей. Может, я даже слишком поздно начал этим заниматься, может быть, уже бы с основной работы ушел, разные примеры имеются. Но блогерство для меня — это все же хобби.

| А что побуждает к этому?

Я постоянно сталкиваюсь с тем, что у меня какая-то необходимость поделиться. Некоторые мои посты про Нидерланды просто конкретно сравнивают, даже чаще всего не с Казахстаном, а, например, с Америкой. То есть тем местом, которое считалось маяком, что ли. А я раз за разом понимаю, насколько нидерландское общество добилось того, к чему люди стремятся. Вот ты читаешь про человеческую историю от французской революции до восстания Кромвеля, про любые события, которые творились в истории человечества, когда люди убивали друг друга: зачем все это было? Затем, что люди пытались сделать свою жизнь лучше и справедливее. Очень часто речь идет о справедливости. То есть, мы не хотим, чтоб было прямо идеально, мы просто хотим, чтоб было справедливо. Вот я цитировал Барака Обаму, когда он ездил по разным местам и говорил: «Меня всегда поражало, насколько скромны запросы людей. Все, как правило, сводится к нескольким базовым принципам: чтобы, человек мог получать достойную оплату труда и лечение в случае болезни, чтобы была возможность давать детям достойное образование, возможность есть чистую еду, пить чистую воду, а когда проживешь спокойную достойную жизнь, трудясь во благо общества и себя, — достойная старость». Вот 5 принципов, которых Америка не может добиться! И ей очень сложно. А если мы берем страны Северной Европы, Бенилюкс, Германию, может быть, какие-то части Франции и Италии... Даже во Франции люди живут лучше, чем в Америке: у них меньше стресса, качественнее жизнь и интереснее культурный досуг – да все на свете! Если ты ищешь справедливое общество, то, получается, ты его уже нашел – и вдруг это осознание меня совершенно поразило. Что вот люди стремились к справедливости, искали ее, убивали друг друга, а здесь, в принципе, постепенно все пришло к тому, что это случилось. И вот то, что мы имеем достойное образование, оплату труда и здравоохранение, инфраструктуру, обеспечивающую чистой едой и водой...

| Голландцы же постоянно жалуются на свою воду.

Это одна из лучших питьевых вод в мире!

| Да, но голландцы любят жаловаться на все.

Прекрасно, не надо останавливаться — надо жаловаться! Я теперь тоже жалуюсь. С 2017 года, как только получил паспорт, жалуюсь очень активно и практически не пропускаю ни одного дефекта на дороге и ни одной ямы — все отсылаю муниципалитету. Голландцы, конечно, потихонечку гордятся своей страной, но здесь считается плохим тоном выпячивать грудь и говорить, например, «мы самые великие». Надо улучшать все постоянно, надо быть недовольными, надо стараться делать все лучше. Еще они очень прагматично подходят к тому, чтобы перенимать все мировые практики, и это отражается во всем: если делать аэропорт, то лучшим, если делать стадион, то тоже лучшим! Например, Johan Cruijff ArenA (футбольный стадион в Амстердаме — Прим. автора) — это энергетически нейтральное здание с 4200 солнечных панелей! И вот благодаря этой открытости у нидерландцев все получается, а у меня — раз за разом вызывает восторг и желание поделиться. Потому что мы все боролись за справедливость, а они ее все же добились.

Блиц-опрос:

| Чем заняться в выходные во время локдауна?

Спортом, потому что для этого все открыто. Например, пробежать по Амстелу или по Ronde Hoep.


| Canyon (марка велосипедов — Прим. автора) или Tesla (марка электромобилей — Прим. автора)?

Canyon.


| Любимые места Амстердама?

Museumplein, Jordaan возле кафе Winkel 43, Spiegelgracht и еще Negen Straatjes очень люблю!

«

»