Арина Чуканова
Instagram

Арина Андреевна меняет профессию

Мы переехали в Нидерланды 3 месяца назад. Вещи распаковали, квартиру украсили, крокеты съели. Казалось бы, to-do list экспата выполнен, но это не так. Впереди самое сложное – найти работу.

Сразу скажу, что я не сижу без дела. Я работаю удалённо в российской IT-компании. Ежедневно мне прилетают десятки запросов от партнёров. Когда мне кажется, что я вижу свет в конце тоннеля, оказывается, что это идиот с факелом. И он несёт мне ещё больше работы! Но мне этого недостаточно. Мне нужна позиция в Амстердаме.

Отбросим в сторону вялые поиски из России. Активно я взялась за дело уже по приезде в Нидерланды. Наслушавшись историй об инвестициях в молодых специалистов от друзей-иностранцев, я верила в то, что для меня – отличницы, креативщицы и просто красавицы – открыты все двери. Но не тут-то было. Реальность окатила меня ушатом ледяной воды.

Неисчерпаемый ресурс вакантных должностей, вдохновения и негативных эмоций – LinkedIn. Запрещённый в России сервис (привет, VPN!) встретил меня сотней тысяч предложений. По аналогии с hh.ru я заполнила профиль и отправилась спать, предвкушая проснуться с парой-тройкой сообщений от работодателей.
Местный рынок труда перегрет. Втиснуться туда так же сложно, как утрамбовать рубенсовские ляжки в леопардовые лосины на 3 размера меньше.

Велико было моё удивление, когда я поняла, что это так не работает. Местный рынок труда перегрет. Втиснуться туда так же сложно, как утрамбовать рубенсовские ляжки в леопардовые лосины на 3 размера меньше. Здесь ты заинтересован в компании, а не компании в тебе. Исключение составляют лишь те, у кого PhD in getting shit done (соискатели на senior позиции).

Приняв этот факт, я начала внимательно изучать предложения. Очень скоро стало понятно, что 70% работы мне недоступно из-за незнания нидерландского. Серьёзно, если бы мне платили каждый раз, когда я сталкивалась со строчкой «Dutch is required», я бы не нуждалась в работе. Я могу согласиться с тем, что это адекватное условие локальных компаний. Подчеркну, именно локальных. Но я искренне не понимаю, почему оно распространяется на крупные международные компании. Найти работу с английским языком чертовски сложно (а я ещё говорю на польском и русском).

На этом приключения не заканчиваются. Когда я сузила круг поиска до вакансий исключительно на английском языке, я открыла новые обязанности, требования и вино. Каждое второе предложение содержит в себе 4 зловещих слова: ONLY. NATIVE. ENGLISH. SPEAKERS. Здесь уместно рассказать немного обо мне. Я учусь на заочном отделении по направлению «Лингвистика». Я точно знаю, когда использовать артикль «a», а когда «the» (что далеко не всегда знают нейтивы). Я в 7 классе выиграла олимпиаду «British Bulldog». Но одно предложение в тексте описания закрывает мне путь в то или иное место. Несправедливо, ю ноу, блин!

За всего 3 месяца я подала заявки на 80+ (!) вакансий. Серверное сердечко LinkedIn несколько раз не выдерживало нагрузок и останавливалось. Приходилось срочно подтверждать, что я не робот, а просто жадная до работы гражданочка. Прошла с десяток тестов, всего 2 интервью и не получила оффер. На прошлой неделе мне казалось, что я держу мечту за хвост. Получить должность в digital банке было реально как никогда. Но она снова ускользнула от меня.

Поиск вакансии за рубежом как русская рулетка. Вступая в эту игру, нужно быть готовым к чудовищным инвестициям времени и энергии. Заранее неизвестно, повезёт тебе или нет. Но я не сдамся. Я буду лежать на диване, пока ситуация не изменится! Шутка :)