| Быть в Амстердаме: музыкантом

Вопреки распространенному мнению, в Амстердам переезжают не только айтишники. Этому посвящена рубрика #бытьвамстердаме, где совершенно разные истории от трех героев помогут разобраться в многообразии профессий и занятий местного русскоязычного населения.

На этот раз Игорь, Юлия и Илья рассказывают о своем опыте переезда, о том, как здесь живется музыкантам, и сложно ли это — пробиться на местную сцену.
Игорь Иофе, 35 лет
Сайт, Instagram, YouTube

Я родился и вырос в Ташкенте и в детстве учился по классу трубы в абсолютно уникальной в своем роде школе для музыкально одаренных детей им. Успенского. Эта школа — аналог московской ЦМШ (Центральная Музыкальная Школа при Московской консерватории), и большинство ее выпускников дальше поступают в Москву, Германию, Францию, Америку и так далее. Поэтому идея учебы в Европе была у меня с детства, но конкретных шагов по поиску подходящей мне консерватории я не предпринимал. Кроме того, я начал заниматься композицией серьезно только в 2004 году — лишь за год до поступления в Ташкентскую государственную консерваторию, и еще не чувствовал себя достаточно уверенно в новой специальности, чтобы покорять Европу. Но в 2008 году моя первая педагог по композиции Полина Медюлянова познакомила меня с профессорами Амстердамской консерватории, которую она сама окончила по классу композиции и органа. Моя музыка профессорам понравилась, и они мне посоветовали поступать. Так я и попал в Амстердам.

Поначалу обидело, что меня определили на первый, а не на третий или четвертый курс, так как к тому времени я уже получил степень бакалавра в Государственной консерватории Узбекистана и у меня была неплохая теоретическая и практическая база. Но в итоге я не пожалел: адаптация, язык, привыкание к другой ментальности, новая система — все это требует времени, и мне действительно пригодились все эти «лишние» годы. В 2011 параллельно бакалавриату по классической композиции я поступил в магистратуру по классу «Киномузыки». Попытка совместить две учебы одновременно, при том что обе были крайне интересными, и еще и работу была ошибкой. В последний год на меня слишком много навалилось: диплом, эссе, экзамены... В итоге у меня случилось выгорание, из-за которого в течение нескольких лет после окончания консерватории в 2014 году я постепенно сбрасывал обороты вплоть почти до полной остановки любой творческой активности. Но в 2020 году я начал снова, уже со свежими силами.

Образование здесь и в Узбекистане сильно отличается. Для меня было шоком одновременно учиться у четырех педагогов по композиции: они друг друга дополняли и порой друг другу противоречили в подходе, но именно это помогло сформировать свой независимый взгляд. В советской же системе нередко педагог в консерватории — это идол, линию которого должны продолжать его ученики. Мне это претило, и наконец в Амстердаме я почувствовал себя свободным. При этом меня поразило, что местные первокурсники нередко не имеют элементарных знаний в музыкальной теории и гармонии, но к окончанию учебы ничуть не уступают выпускникам постсоветских консерваторий. В год моего поступления было более 30 человек на одно место, а после первого курса отсеялось немало студентов. У нас было около 70% интернациональных студентов и 30% нидерландцев. Такая среда очень интересна сама по себе: отобраны только самые перспективные абитуриенты. В итоге во время учебы ты получаешь половину знаний и опыта от своих друзей, однокурсников: слабых музыкантов просто нет, все интересные и разные.
Когда на вступительном экзамене в Амстердамскую консерваторию меня спросили, что я хочу получить от обучения, я ответил «крепкую композиторскую технику». Но кроме нее, на самом деле, я получил гораздо больше.

Когда на вступительном экзамене в Амстердамскую консерваторию меня спросили, что я хочу получить от обучения, я ответил «крепкую композиторскую технику». Но кроме нее, на самом деле, я получил гораздо больше: осознание таких понятий как искусство, музыка, что значит быть артистом, почему необходимо искать свой «голос» и что нужен баланс между ремесленным и артистическим подходом.

Живя в Ташкенте, я имел весьма опосредованный интерес к узбекской и вообще восточной музыке. Но когда приехал в Амстердам, несколько раз поучаствовал в абсолютно потрясающей Атлас Академии, где собраны музыканты самых разных культур. Сейчас тема восток-запад проходит красной нитью почти через каждую мою пьесу. Во время локдауна я наконец-то получил достаточно времени, чтобы серьезно заняться игрой на трубе. В моем последнем проекте я играю репертуар армянского инструмента дудук на трубе: стараюсь перенять его тембр, выразительность и мелодические орнаменты. В июле 2020 вышел первый трек Cold Wind (на видео выше — Прим. автора), и я продолжаю работать над остальными треками из этого альбома.

До приезда в Нидерланды я всегда зарабатывал только музыкой: с 15 лет играл в оркестре, затем с 18 пел в различных хорах, а на последнем курсе Ташкентской Консерватории даже преподавал композицию ученикам детской школы. Здесь же все немного сложней: мне периодически платят за концерты и уроки, я пишу музыку на заказ, в том числе к кино, сам организую проекты, участвую в фестивалях, но пока все равно приходится находить дополнительный заработок. Когда далекие от искусства люди об этом слышат, они предполагают, что музыка — это мое хобби. На что я отвечаю: «Нет! Я прежде всего музыкант, а заработок денег на жизнь — это надоедливая необходимость». Такая ситуация не только у меня: даже известные музыканты порой годами продолжают работать в кейтеринге. Поэтому сейчас моя цель — добить, чтобы 100% доходов были музыкальными.

Начиная с 2010 года в Нидерландах нещадно урезали и продолжают урезать бюджет на культуру. Здесь есть система грантов (самые крупные Fonds Podiumkunsten и AFK), но, чтобы их получить, нужно написать множество текстов, учитывая конъюнктуру этого конкретного фонда, составить таблицы с бюджетами — к такой бюрократии консерватория нас не готовила. Несколько раз мои проекты были финансированы разными фондами, но складывается ощущение, что они и государство формируют культуру так, как им видится. Как говорится, «музыку заказывает тот, кто платит».

Юлия Перминова, 31 год
Сайт, Instagram, YouTube

Я приехала в Амстердам из Берлина в феврале 2019 года по учебе. В России я закончила Тюменский колледж искусств и Академию им. Гнесиных в Москве по классу джазового фортепиано. Затем мне посчастливилось поступить в Институт Джаза в Берлине на нелегкую во всех смыслах программу «Европейский джазовый мастер», которая дает возможность поучиться еще в 2 городах. Я выбрала Париж и Амстердам, потому что они отлично подходят для джазового музыканта, жаждущего развития и благоприятной музыкальной среды. Париж известен многочисленными клубами и смешением разных музыкальных направлений, а вот Амстердам — не только огромным числом потрясающих музыкантов, но еще и качественным джазовым образованием. Амстердамская консерватория славится самым большим джазовым отделением во всей Европе: ежегодно в ней обучается около 300 студентов. Я отучилась в ней всего лишь один семестр, но уже была восхищена высоким музыкальным уровнем студентов и педагогов, различными мастер-классами и воркшопами, которые ведут профессора из, например, Нью-Йорка. В России тоже есть возможность обучаться джазу, но пока качество и уровень немного отстает от местного, поэтому многие российские музыканты едут учиться сюда.

У меня все еще статус студента, то есть виза учебная. Она немецкая, но требования по документам совпадают с нидерландскими. Самый трудный из них — это выписка с заблокированного счета с большой суммой (на тот момент было 8600 евро, сейчас уже немного больше), либо подтверждение от поручителя, то есть человека, который официально отвечает за ваше финансовое положение на время учебы. Я немного переживала, смогу ли я найти такого человека, но у меня это получилось благодаря хорошим друзьям друзей. Дальше уже все пошло как по маслу, и мне дали долгожданную визу.

Переехав в Европу, я продолжаю создавать разные джазовые проекты и играть с музыкантами, которые наилучшим образом вписываются в музыку, которую я пишу. А пишу я в современном джазовом направлении. В Амстердаме я создала свое трио, в которое входят студенты консерватории. Помимо того, что много выступаю на концертах, я еще педагог и композитор: пишу мюзиклы, аранжировки и фонограммы. Недавно вышел мой сольный фортепианный альбом «Imagination» со сборником нот, чтобы пианисты сами могли исполнять мои пьесы. Альбом доступен на всех музыкальных платформах, а ноты можно приобрести на моем веб-сайте.

А вот стиль жизни после переезда в Нидерланды у меня безусловно поменялся. Если сравнить с Москвой, то это абсолютно две разные планеты. В Москве жизнь кипит: ты постоянно куда-то мчишься на метро или в такси, много нервничаешь, неправильно питаешься. А здесь все наоборот: никакой спешки, ездишь на велосипеде и наслаждаешься природой или архитектурой, питание здесь более здоровое, а уровень стресса на нуле. Поэтому в целом можно сказать, что здесь я стала более спокойной и позитивной. А еще в Нидерландах можно прожить с английским языком, но если ты разговариваешь на нидерландском, тебе как музыканту открывается еще больше перспектив, например преподавание в разных музыкальных школах.
Музыканту, переехавшему в новую страну, свою карьеру, как правило, нужно начинать заново. Поэтому самый лучший изначальный вариант — быть студентом: ты не только получаешь все необходимые связи и знания, но и постоянно у всех на виду, а значит, можешь быть приглашен в разные проекты.

Музыканты, как я — в основном фрилансеры, свободные художники. Никогда не знаешь, что тебя ждет в будущем. Пандемия, к сожалению, повлияла в худшую сторону на жизнь всех творческих людей, а ситуация с отсутствием концертов, как основного источника дохода и творческого самовыражения, очень сильно сказалась и на психике многих музыкантов. Знаю, что во время пандемии многие получают денежные пособия. Мне, как и всем, не хватает живого общения с публикой посредством музыки. Не могу сказать, что я стойко все выдержала, были и сложные психологические моменты за это время, но из-за того, что я работаю удаленно, финансово локдаун на меня не повлиял.

Вообще, музыканту, переехавшему в новую страну, свою карьеру, как правило, нужно начинать заново. Поэтому самый лучший изначальный вариант — быть студентом: ты не только получаешь все необходимые связи и знания, но и постоянно у всех на виду, а значит, можешь быть приглашен в разные проекты. А еще не нужно арендовать студию, чтобы заниматься и репетировать. Из организаций, поддерживающих музыкантов есть Stichting Eigen Muziekinstrument — они дают музыкальные инструменты напрокат практически бесплатно (музыканты оплачивают только страховку). Также существуют разные конкурсы, на которых музыкантам предоставляется возможность выиграть приличные суммы, это Keep an Eye, Dutch Jazz Competition и другие. В прошлом году я прошла отборочный этап на конкурс Keep an Eye, но он так и не случился из-за короны и пока отодвинут на неопределенный срок.

Про местную музыкальную сцену могу отзываться только с восторгом! Здесь присутствует смешение разных музыкальных культур: особое место здесь занимает афрокарибская музыка, также развиты электронная и поп-музыка. Опять же, благодаря консерватории, сюда приезжают талантливые музыканты со всего мира и обязательно вносят частичку своей культуры в местную музыкальную сцену. А местный симфонический оркестр Royal Concertgebouw считается одним из самых лучших в мире: до пандемии я постоянно ходила на их концерты, чтобы получить вдохновение. Есть много площадок, где можно выступать с джазовыми концертами: Bimhuis, Cafe Alto, Splendor, Munganga и многие другие. До локдауна мне посчастливилось поиграть со многими потрясающими местными музыкантами. Организация выступлений, пожалуй, ничем не отличается от российской, кроме того, что оплата здесь производится официальным способом, то есть каждый музыкант должен иметь свой ИП. Всякий раз после концерта нужно выставлять счет, и только через несколько дней приходит оплата за мероприятие. В России такое случается редко, обычно платят наличными.

Я думаю, что в Нидерландах открывается много возможностей и перспектив в плане карьерного роста, потому что музыкальная жизнь здесь действительно кипит. В Амстердам очень часто приезжают музыканты из Нью-Йорка и дают концерты, с ними можно познакомиться, поиграть на джем-сейшенах и обменяться контактами на будущее. Уже на первом году моего пребывания здесь мне таким образом представилась уникальная возможность выступить с легендарным саксофонистом Ронни Кьюбером. И вообще, честно говоря, Нидерланды в этом смысле похожи на Америку, а нам, джазовым музыкантам, такая дружба только на руку, ведь конечная цель для любого джазмена — это Нью-Йорк. Так что можно сказать, что Амстердам — это окно в Нью-Йорк!

Илья Фиалко, 21 год
Facebook, YouTube

В сентябре 2018 я приехал из Киева в Нидерланды для обучения на факультете «Классическое фортепиано» Амстердамской консерватории. О том, что я буду здесь учиться, мне было известно еще c апреля после удачных вступительных экзаменов: поступление прошло без проблем, поскольку у меня была очень сильная теоретическая подготовка, а на мой сертификат IELTS (международная система оценки знания английского языка — Прим. автора) просто закрыли глаза. Поэтому на сдачу государственных экзаменов в Киевской Средней Специализированной Музыкальной Школе им. Лысенко (КССМШ) я ментально заходил «с ноги», поскольку знал, что теперь получение аттестата — только формальность. Мыслями я уже был в Амстердаме.

Моя киевская школа при консерватории объединяла две программы: музыкальную и упрощенную общеобразовательную, поскольку педагоги осознавали что нам, как музыкантам, ни химия, ни физика, ни биология не пригодятся. Но если сравнивать образовательный процесс в консерваториях Амстердама и Киева, то количество бесполезных предметов в Киеве просто ужасает! В Амстердаме же абсолютно все уроки связаны только с музыкой — нашей профессией. Если все сдавать вовремя, начиная с четвертого курса можно по сути просто заниматься. Если вы скажете «джаз» в Киевской консерватории, людям понадобится словарь для того, чтобы узнать значение этого слова. Все студенты там мечтают стать концертирующими пианистами, а когда осознают, что это далеко не самая благодарная работа, идут преподавать или работать концертмейстерами. А здесь гораздо больше возможностей для развития других сторон своей музыкальной идентичности: можно посещать дополнительно уроки по джаз- или поп-музыке, композиции, дирижированию, назначить занятия с педагогом из другого департамента и научиться играть еще на каком-то инструменте. Здесь я начал развиваться не только как классический пианист, и мне очень нравится сочинять и играть другие жанры.

На данный момент у меня есть вид на жительство до 2022 года включительно, то есть до получения степени бакалавра. После этого я планирую поступить в магистратуру, а сразу после окончания — подать на гражданство. Получение ВНЖ с юридической стороны было легким, поскольку я был зачислен в ВУЗ. Тем не менее, было много головной боли, связанной с формальностями. К примеру, я должен был показать 15 000 евро на своем банковском счету и самостоятельно предоплатить год обучения, несмотря на то, что мне дали стипендию, покрывающую необходимую сумму в 5000 евро. Моей семье такие деньги и не снились, но мне с этим помогли знакомые. Было очень приятно, что весь мир проявил инициативу для помощи с моим переездом. Пока ни за один год обучения здесь я не платил. Каждый курс нужно снова подаваться на стипендию, и если ты трудящийся студент с недостаточным количеством средств, чаще всего фонды помогают. Пока что мне это сэкономило 15 000 евро!
Для музыкантов есть только три основных требования: заниматься, заниматься, заниматься. Предела в этом плане нет: чем больше музыкант занимается — тем лучше он играет, чем лучше он играет — тем более он востребован, чем более востребован — тем больше он будет зарабатывать.

Но, конечно же, самая большая проблема для студентов, приезжающих для обучения в Амстердам — это найти жилье. В моем случае она тоже была решена каким-то чудесным образом: моя мама работает в духовной семинарии преподавателем музыки, а ее декан закончил подобную семинарию в Амстердаме. Мама попросила его узнать через оставшихся здесь знакомых, нет ли в какой-то христианской семье комнаты, которую я бы мог снимать за символическую плату. Этот месседж прошел сарафанным радио через десятки людей, и в итоге нашлась пара, живущая в Амстелвейне (пригород Амстердама — Прим. автора) и согласившаяся приютить меня бесплатно в обмен на то, что я буду играть в их церкви. Конечно, чтобы добраться в консерваторию и обратно, ежедневно мне приходилось тратить полтора часа на дорогу, но зато я был в очень хорошей физической форме, поскольку ездил на велосипеде. На протяжении двух лет эти люди для меня были как настоящие любящие родители. Потом я переехал в христианскую общину в центре Амстердама в пяти минутах езды от консерватории — лучше локации просто не бывает!

В данный момент я являюсь студентом третьего курса и зарабатываю на жизнь в основном частными уроками. До короны еще играл какие-то концерты, но, как студенту без диплома, оплата была сравнительно маленькой. Конечно, во время локдауна ни о каких концертах речи и не было, но не могу сказать, что он на меня очень повлиял: я и без него бы учился как раб. К счастью, недавно на краудфандинговом сайте Voordekunst мне удалось собрать деньги, чтобы устроить три концерта в июне. Кампания прошла на 100% успешно: я получил поддержку и от фондов, и от публики. Еще за последние несколько лет я научился играть популярные песни и джаз, поэтому сейчас набираю репертуар и с прекращением пандемии пойду работать в какие-то бары, рестораны и отели с живой музыкой.

Как студент, я не могу судить об общих тенденциях музыкальной сцены в Нидерландах, но знаю наверняка, что для любого жанра здесь найдется публика и финансовая поддержка. В нашей консерватории преподают обязательный двухгодичный курс «Предпринимательство», где нас учат зарабатывать музыкой. В нем мы получили много полезной информации, и в частности сайты, на которых можно найти локации для своих проектов, список фондов, отдельный курс, посвященный налоговым законам в Нидерландах, и так далее. Из тех выпускников, которые остались в Нидерландах, я не знаю бедствующих. Даже на официальной работе преподавателем музыканты спокойно зарабатывают для полноценной жизни.

Но для того, чтобы зарабатывать как профессионал, нужно иметь диплом. А дальше, наверное, для музыкантов есть только три основных требования: заниматься, заниматься, заниматься. Предела в этом плане нет: чем больше музыкант занимается — тем лучше он играет, чем лучше он играет — тем более он востребован, чем более востребован — тем больше он будет зарабатывать. В целом, как по мне, все условия для творчества здесь на достаточно высоком уровне. Я постараюсь комбинировать разные виды деятельности, чтобы жизнь была разнообразной и интересной. Благо, обширность музыки позволяет это делать!

«

»